Школа протоколу Галини Науменко Школа протоколу Галини Науменко






Головна arrow Статті arrow Структура дипломатического документа Make Text BiggerMake Text SmallerReset Text Size
Структура дипломатического документа

Все виды дипломатического общения: переписка, беседа, обмен речами и тому подобное, строятся по традиционной схеме. Это позволяет составлять и рассматривать текст по смысловым элементам, которые делают его логичным, последовательным, сжатым и понятным. Элементами традиционной схемы являются формула уважения (комплимент), смысловое ядро, аргументационная часть и фактический материал.

Центральной частью дипломатического документа или речи политического деятеля (а речь после ее провозглашения становится документом) является смысловое ядро. В нем заключается суть заявления, которое содержит позицию государства по рассматриваемому вопросу. Смысловое ядро может быть небольшим по размеру, а его место в документе не регламентируется. Найти и выделить его в тексте значит определить его смысл и понять идею документа.

Недостаточно аргументированное смысловое ядро может оказаться неубедительным или непонятным. Поэтому документ обязательно содержит аргументационную часть, в котором авторы, применяя способы логического аппарата, стремятся обосновать неопровержимость утверждений, претензий или непонимание, высказанных в документе. И не без оснований, так как документ часто предназначен не только правительству, к которому он обращен, но и народу, которому он должен быть понятен. Ошибка в обосновании может свести к нулю убедительную силу дипломатического документа. Так неправильная нота режет слух и портит впечатление от всей игры оркестра. На смысл документа больше, чем какая-либо другая, влияет аргументационная часть.

Основу документации составляют факты, от них зависит справедливость смыслового ядра и его обоснования. Поэтому фактическая сторона отрабатывается дипломатами с особой тщательностью. Тут важны и достоверность фактов, и объективность свидетельств, и точность формулировок. Искажение фактов, ссылка на сомнительные источники, несоответствие формулировок реальному положению делают дипломатический документ незащищенным, провоцируют тем самым справедливый и решительный протест адресата.

И, наконец, формула уважения или протокольная формула (комплимент). Однако эта часть дипломатического документа заслуживает отдельного рассмотрения.
 
Какое приветствие, такой и ответ

Попробуем разобраться в структуре дипломатического документа на примере «дипломатической переписки турецкого султана и Запорожцев». Сделать шуточный анализ нам поможет достаточно серьезная книга А. Ковалева «Азбука дипломатии».

Турецкий султан Махмуд IV, рассерженный и встревоженный дерзкими нападениями запорожцев, отправил им гневное письмо с унизительными требованиями. Письмо было составлено в форме личной ноты.

«Я, султан, син Магомета, брат сонця і місяця, онук і намісник божий, володар царств – Македонського, Вавилонського, Єрусалимського, Великого і Малого Єгипту, цар над царями, володар над володарями, неймовірний лицар, ніким нездоланий, невідступний хранитель гроба Ісуса Христа, піклувальник самого Бога, надія і втіха мусульман, бентеження і великий захисник християн – наказую вам, запорозькі козаки, здатися мені добровільно і без будь-якого спротиву і мене вашими нападами не примушувати турбуватись.
Султан турецький
Махмуд IV»

Первое,  что бросается в глаза, – отсутствие в послании элементарного обращения. Протокольная формула у султана выражена в форме самоуважения, а вернее, в похвальбе, в которой он принимает на себя все возможные и невозможные титулы. Однако смысловое ядро выражено четко: «наказую вам, запорозькі козаки, здатися мені добровільно і без будь-якого спротиву». Сжато, понятно и … аргументированно: «...і мене вашими нападами не примушувати турбуватись».

В письме отсутствует часть, которая содержит факты. То ли султан считал ниже своего достоинства предоставлять их, то ли они были настолько многочисленными и красноречивыми, что не требовали пересказа. Султан не указал дату (возможно 1680г.), что не делает чести его дипломатической службе.

Как отреагировали запорожские казаки на письмо Махмуда IV? Обратимся к картине И. Ю. Репина «Запорожцы», ее еще называют «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Посмотрите, сколько людей участвует в составлении ответа, обратите внимание, какое активное участие берет в этой работе каждый персонаж. Ну, просто целый отдел современного МИДа отшлифовывает меморандум, чтобы срочно отправить его с очередным дипкурьером.

Сколько реплик, добавлений, едких шуток! Сколько поворотов мысли, какие художественные находки! Писарь с трудом успевает вносить поправки. Кошевой атаман Иван Сирко не может сдержать смех, не имея возможности влиять на стихию коллективного творчества.

Вместе с этим, ответ выдержан в строгих канонах дипломатического документа. В отличие от султана, запорожцы начинают свое письмо с комплимента:

«Ти – шайтан турецький, проклятого чорта брат і товариш. І самого Люцифера секретар. Який ти в чорта лицар. Чорт викидає, а твоє військо пожирає...»

Следует отметить оригинальность изложения письма. Во-первых, аргументационная часть: «Не будеш ти годен синів християнських під собою мати», предшествует смысловому ядру: «твого війська ми не боїмось, землею і водою будемо битися з тобою». Во-вторых, оба элемента расположены в середине протокольной формулы. «Вавилонський ти кухар, Македонський колесник, Єрусалимський броварник, Олександрійський козолуп, Великого і Малого Єгипту свинар, армянська свиня, татарський сайгак, кам’янецький кат, подолянський злодіюка, самого гаспида внук і всього світу і підсвіту блазень, а нашого Бога дурень, свиняча морда, кобиляча с..., рівницька собака, нехрещений лоб, хай взяв тебе чорт! Отак тобі козаки відказали, плюгавче. Невгоден єси матері вірних християн». 

В отличие от султана запорожцы знали, как оформлять дипломатические документы, поэтому они не забыли поставить дату:

 «Числа не знаємо, бо календаря не маєм, місяць у небі, год у книзі, а день такой у нас, як і у вас...»

Не забыта и заключительная часть документа, которую запорожцы немного упростили. Вместо традиционного «Прийміть запевнення...» они посчитали лучшим выразить свое отношение к султану и его письму: «поцілуй за те ось куди нас!..» А далее, как и необходимо, подпись: «Кошовий отаман Іван Сірко зо всім кошем Запорізьким».

Как видим, суровая жизнь Запорожской Сечи не лишила казаков тонкостей дипломатического поведения, а гусиное перо не уступало острой казацкой сабле.

Галина Науменко

 
« Пред.   След. »
Protocol School